Про коня, который хотел стать деревянным



Жил да был белый конь. Жил он при казарме, так как был конём полковника. Белый конь был очень-очень одинок! Он жил один в конюшне, потому что солдаты из казармы были пехотой, а пехота ходит пешком, даже офицеры, только полковник пешком не ходит.
И всё-то у белого коня было – и красивая конюшня, и хорошая подстилка, и овса вволю на обед, и даже солдат, который за ним ухаживал.
Когда белый конь выходил из конюшни с полковником на спине, все солдаты стояли по команде «смирно» и отдавали честь, а иногда барабанщик бил в барабан, и трубач трубил. Полковник заставлял своего коня скакать рысью, галопом, а потом давал ему два куска сахару.
Замечательная была жизнь!
Только по вечерам белому коню бывало немного грустно, потому что он был совсем-совсем один. Чтобы как-нибудь скоротать время, он размышлял. Он спрашивал сам себя: «А что такое казарма? А что такое солдат, полковник? А что такое лошадь?» И никак не мог найти ответа. Однажды казарму посетил генерал на рыжем коне. Обе лошади проскакали бок о бок перед строем, а потом они разговорились. Бланко, так звали белого коня (Во Франции всех белых лошадей называют Бланко. А у нас их называют Сивко), рассказал рыжему коню всю свою жизнь и спросил его обо всём том, о чём сам так часто думал. А рыжий конь был шутник. Он ответил так: «Дурачок! Неужели ты не знаешь, что все мы игрушки? Только мы плохо получились на фабрике, и дети не хотят с нами играть. Вот мы и живём теперь как придётся».
Бланко взял да и поверил рыжему коню. Зря, конечно.
Однажды Бланко скакал по городу с полковником на спине и вдруг увидел большой магазин игрушек. На витринах были пушки, барабаны, трубы, оловянные солдатики и деревянные лошадки. Целая толпа детей теснилась у витрины. Бланко заржал, чтобы и на него посмотрели. Но никто даже не оглянулся.
«Так, значит, рыжий конь был прав», – подумал Бланко.
Горько стало ему от мысли, что он всего-навсего плохая игрушка. И он сказал себе: «Ничего, всё ещё будет по-другому».
Как-то раз полковник привязал Бланко напротив игрушечного магазина. Бланко хорошенько пригляделся к лошадкам с витрины и понял, почему они такие прекрасные и удивительные. Во-первых, у всех у них на боках нарисованы крупные круглые яблоки, во-вторых, и это главное, под ногами у них – замечательные штуки: у одних – дощечка с колесиками, у других – качалка.
«Ладно, ладно», – подумал Бланко.
Вечером Бланко лёг спать. Никто и не заметил, что он замышляет что-то. Когда все заснули и в казарме стало тихо, Бланко вышел из конюшни, пересёк двор и встал у красильни, где весной солдаты красили лавки и столы.
Бланко обмакнул хвост в бочку с краской – и хлоп по левому боку, хлоп по правому. Вот он и в синих пятнышках. Рядом стояла бочка с жёлтой краской. Бланко подошёл к ней – хлоп! – и вся спина в жёлтых брызгах.
«В зеркало бы посмотреться», – подумал Бланко с гордостью. Посреди двора стоял автокар. Ты, наверное, видел такие на вокзале. На них подвозят к поезду чемоданы и тюки пассажиров.
«А вот и дощечка с колесиками», – подумал Бланко. Он влез на автокар, устроился поудобнее, выпрямился да так и простоял до утра.
Ах, дети, знали бы вы, что было дальше! Утром все солдаты столпились у автокара и давай смеяться.
– Бланко, слезай! Бланко! – кричали они, но никто не решился согнать Бланко, до того он был странный: весь в жёлтых и синих пятнах, неподвижный, как статуя. Все только смеялись, а он думал:
«Кажется, теперь я нравлюсь. Здесь даже больше народу, чем у витрины».
Но тут пришёл полковник, и все сразу замолчали: полковник не смеялся. Он крикнул: «Бланко, сюда!» Но Бланко и с места не двинулся. Тогда полковник порылся в карманах и крикнул: «Бланко, сахар!»
Бланко слез с автокара и взял кусок сахару.
Полковник строго глянул на солдат и спросил:
– Это что за шутки?
Солдаты молчали.
– Ну хорошо, накажу всех, – отрезал полковник.
Сахар застрял в горле у Бланко.
«Это уж слишком, – подумал он. – Надо делать так, чтобы никого не наказывали».
На самой большой площади города стояла конная статуя. Конная статуя – это памятник какому-нибудь знаменитому, великому человеку. Он сидит верхом на лошади. У конной статуи был очень благородный вид. Лошадь встала на дыбы, как встаёт боевой конь при пушечном выстреле. Родители, гуляя с детьми, часто показывали им эту статую. Бланко заметил это. «Вот ещё одна удачная игрушка»,  – подумал он. Памятник был бронзовый. Но ведь неважно, из чего ты сделан – из бронзы или из дерева. Главное – это нравиться детям.
Каждый вечер Бланко тренировался в своей конюшне. Он подражал бронзовой лошади. Встать на дыбы легко, но долго держаться в таком положении очень-очень трудно! А время шло – вечер за вечером, неделя за неделей. И вот наконец Бланко добился победы. Однажды утром полковник, как всегда, объезжал войска, и вдруг Бланко встал на дыбы. И замер. Полковник сказал ему на ухо:
– Перестань дурачиться! Спокойно!
Но Бланко был и так совершенно спокоен. «Конная статуя!» – подумали все солдаты.
Полковник похлопал Бланко по загривку, протянул ему кусочек сахару. Бланко даже не шелохнулся. Полковник стегнул его хлыстиком сперва легонько, потом сильнее.
Бланко стоял как вкопанный. Полковник пришпорил его.
Бланко еле заметно вздрогнул, но сказал себе: «Хочешь нравиться – терпи!»
Полковник разозлился, потому что никак не мог спрыгнуть вниз. Ведь Бланко встал на дыбы. К счастью, он вскоре устал и опустился на передние ноги.
«Я сумел понравиться, но, увы, ненадолго, – решил Бланко. – Что же ещё сделать, чтобы дети меня полюбили?» – всё думал Бланко. Но ничего нового придумать он не мог и совсем приуныл.
На его счастье, на самой большой площади города открылась ярмарка. У самого пьедестала конной статуи построили карусель с деревянными лошадками, пёстрыми гирляндами лампочек, флажками и восхитительной музыкой, которая была в тысячу раз лучше знакомого барабанного боя.
Однажды Бланко и полковник очутились около карусели. «Вот тут-то меня полюбят дети», – подумал Бланко и, как очумелый, вспрыгнул на карусель.
Тут уж вся ярмарка подивилась чуду: на детской карусели среди деревянных лошадок стояла настоящая лошадь с настоящим полковником на спине. Никогда ещё Бланко не был так счастлив. Деревянные лошадки мчались по кругу, а он стоял в середине. Бланко спросил у деревянных лошадок:
– Как вы думаете, я нравлюсь детям?
– Конечно, – отвечали хором деревянные лошадки.
– Не меньше вас? – спрашивал Бланко.
– Гораздо больше, – кричали в ответ деревянные лошадки и кивали головой. И Бланко кивал, довольный.
Увы, эта радость резко оборвалась.
– Сейчас же остановите! – крикнул полковник хозяину карусели.
Карусель остановилась. Пришлось Бланко спрыгнуть вниз. Полковник сказал ему на ухо:
– Ну погоди же! Скачи в казарму.
Встревоженный Бланко не очень-то спешил возвращаться. У казармы он услыхал, как полковник говорил:
– Избавлюсь я от этого коня. Он – бешеный. Попробуем продать его цирку на ярмарке.
Бланко не знал, что такое цирк. Всю ночь он проплакал. Он плакал потому, что никак не удавалось ему понравиться детям. Он плакал ещё и потому, что полковник прогонял его.
«Но ведь рыжий конь говорил, что полковники такие же игрушки, как и мы, – думал он. – Наверно, неудавшиеся, плохие игрушки не любят друг друга».
На следующий день солдат, который раньше ухаживал за Бланко, отвёл его в цирк. Директор цирка вышел посмотреть на новичка. Солдат стал приказывать Бланко:
– Встань на дыбы, замри, кивни головой.
А ведь раньше за всё это Бланко слышал одни попрёки. Бланко не понимал, в чём дело, но слушался.
– Великолепно! – закричал директор и захлопал в ладоши. – Просто великолепно! Сколько стоит эта лошадь?
Дрессировщик взял Бланко под уздцы и отвёл его под навес, служивший конюшней всем цирковым лошадям. Там Бланко поставили на лучшее место.
Каждый вечер теперь красивая наездница выводила Бланко на арену. В кармане у наездницы всегда был сахар, и она то и дело целовала Бланко в лоб. Бланко научился кланяться, стоять на одном колене, притворяться мёртвым. Свои танцы он сам выдумывал. Толпа детей хлопала ему изо всех сил в ладоши, и ни один цирковой номер не проходил с таким успехом.
Однажды в воскресенье вечером Бланко, как всегда, выбежал на арену и вдруг увидел в первом ряду публики полковника вместе с его детьми и женой.
«Если б не он, – подумал Бланко, – я сейчас бы не работал в цирке и дети меня даже бы не знали. Я не был бы Лучшей Цирковой Лошадью».
Бланко взял в зубы бумажный цветок, украшавший волосы наездницы, и, кивая головой и кланяясь, подошёл к полковнику. Он положил цветок полковнику на колени, тихонько заржал и поклонился. Все рассмеялись и захлопали в ладоши громко-громко. А полковник нахмурился и отвернулся. Он вытирал слёзы.


Клод Авелин
Перевод с французского Лена Гулыга
Художник Слава Сергеев
07.01.2012

    Очень интересная сказка. Очень понравилось.

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу editor@cofe.ru